Чертенок *номер* 13
Ведерко электрических угрей
Одна из двух идей, зревших еще до ДАИ. Ну и дозревшая до логического конца. И вообще, оказалось, что Мэй с Дорианом не просто знакомы, они еще и хорошие друзья. :crzfan: :crzfan: :crzfan:

Название: Иллюзия обмана
Автор: Чертенок *номер* 13
Размер: 2565 слов
Пейринг/Персонажи: Дориан/Мэйварис
Категория: всё сложно
Жанр: романс
Рейтинг: G
Краткое содержание: Родные Дориана настолько отчаялись устроить будущее своего сына, что решились на поистине необычный шаг.
Размещение: с разрешения автора


Этот разговор упорно поднимался каждый раз, снова и снова. С завидной стабильностью — примерно раз в полгода, а если не повезло — в три месяца. И всякий раз Дориану казалось, что ценой немалой крови, но он одерживал окончательную победу... Однако это было все равно, что рубить голову Архидемону — вскоре он появлялся снова. Уже в новом теле.

— Магистр Руфус на днях очень тепло отзывался о своей ученице... — вот, опять. «Магистр N вчера представил дочь высшему свету...» «Говорят, магистресса M произнесла блистательную речь в Магистериуме...» «А вы знаете, что по авварскому календарю заходит сезон свадеб? Забавные северяне...»

Все эти обходные маневры в конце концов сходились к одному.

— Я думаю, нам стоит пригласить ее на обед.

— Какая жалость, что я не смогу на нем присутствовать, — с притворным сожалением вздохнул Дориан и, конечно же, никого не провел.

— Это почему же? — поинтересовался отец.

— Неотложные дела.

— Какого толка?

— Еще не придумал, — и бровью не повел Дориан.

— Дориан, пожалуйста... — вздохнула мать.

— Мы это уже обсуждали, матушка. И, смею напомнить, мое решение с тех пор не поменялось, — где-то здесь должен был начаться тяжелый и неприятный разговор про величие и позор семьи с сопением, укорами и швырянием салфеток... Но родители его удивили.

— Всего одна встреча, мальчик мой, — вместо этого тепло попросила мать. — Это... особенная девушка. Вдруг вы найдете общий язык.

— Ты любишь утверждать, что мы ни во что тебя не ставим и с радостью готовы бросить на алтарь общественных предрассудков, — ладно, отец все равно не разочаровал. — Но на самом деле это не так. Мы на многое готовы ради тебя. Даже на... эту встречу.

«Да что там такое, что на них лица нет? Мезальянс? Ради милого личика пожертвовали чистотой крови в надежде, что я клюну?»

В любом случае, обед сегодня был особенно хорош, и Дориану не хотелось портить его скандалом.

— Хорошо, приглашайте, — сдался он. — Обещаю, что не сбегу... хотя бы в первые полчаса.

«Посмотрю на нее, — подумал он. — Поулыбаюсь для приличия. А в следующий раз найду благовидный предлог, чтобы избежать встречи».



Девушка, которую родители выбрали для очередного раунда игры «засватай сына», действительно была очень мила и, к тому же, весьма эффектна. Не так часто в Тевинтере встретишь настоящую блондинку. Она казалась немного старше него, но Дориан не смог на взгляд определить, не результат ли это был яркого макияжа. По крайней мере, тот не был вульгарным — уже это радовало.

Последовало знакомство — в результате которого Дориан узнал, что ту самую «подающую надежды ученицу магистра Р» зовут Мэйварис Тилани — обычный обмен любезностями, ничего не значащий разговор о погоде и последних новостях, после чего все остальные тактично улизнули «командовать сервировкой стола к обеду», возложив на Дориана почетную обязанность «показать гостье их прекрасный сад».

Сад Дориана угнетал, как и необходимость думать о том, что его в очередной раз пытаются повыгоднее продать, но, конечно же, он ни на миг не позволил даме усомниться, что очень рад скрасить дорогой гостье минуты ожидания. Галантно предложил руку и повел Мэйварис по аллеям, не забывая комментировать происходящее вокруг.

Полчаса ему удалось весьма бодро занять непринужденной болтовней об экзотических растениях юга, которые, благодаря умелым рукам лучших садовников, чувствовали себя здесь, как дома. Мэйварис слушала, благосклонно улыбаясь, и резная тень от кружевного зонтика рисовала причудливые тени на ее лице.

Правда, чем дальше, тем больше Дориану стало казаться, что она где-то не здесь — настолько, что даже позволяет заметить это другим.

— Кажется, моя болтовня вам наскучила, миледи, — с легкой усмешкой покаялся он.

— Что?.. Ах, что вы, вовсе нет! — смущенно улыбнулась в ответ Мэйварис. — Просто по пути сюда я нашла ошибку в своих вычислениях. И, боюсь, что пока мы здесь разговариваем, там мой опыт проходит совсем не так, как мне бы того хотелось.

— Опыт? — Дориан спросил из вежливости. Надо же было поддержать разговор.

— Взаимодействие духов с неживыми объектами. Очень самонадеянный был эксперимент, но мне казалось, что я высчитала все верно. Однако чем больше я думаю о нем, тем больше мне кажется, что я допустила мелкую помарку в охранной пентаграмме. Если это так — страшно представить, на что сейчас похожа моя лаборатория. Магистр Руфус меня убьет, — в конце совсем не куртуазно вздохнула Мэйварис.

— В таком случае у нас нет другого выхода, кроме как поехать к вам и разобраться с этим досадным недоразумением на месте! — кивнул Дориан. И дело было не только в соблюдении приличий — их они как раз нарушали — и тем более не в желании угодить даме. Дориану просто было интересно посмотреть, что же натворила нерадивая ученица. Он и сам в своих изысканиях не раз заставлял магистра Алексиуса хвататься за голову, так что прекрасно понимал чувства Мэйварис.

— Но разве мы не должны присутствовать на обеде? Нас хватятся и...

— Испробовать яств на званом обеде в доме Павусов вы всегда успеете — но только в том случае, если вам удастся избежать праведного гнева учителя. Поэтому, — подмигнул ей Дориан, — предлагаю решать проблемы по мере их приоритетности.



Внешне все было чинно и благородно, дом Тилани жил своей размеренной жизнью — но как только они подошли ко входу, откуда-то из кустов на них выпрыгнул слуга-эльф.

— Беда, госпожа Тилани! — это, впрочем, можно было понять и по одному цвету его лица. — Беда!

— Идем, Сарил, расскажешь по дороге, — скомандовала Мэйварис. — Идемте, Дориан, я покажу дорогу.

Его не надо было упрашивать дважды.

— Что-то беснуется в лаборатории, госпожа, — продолжил рассказывать эльф, пока Мэйварис быстрым шагом миновала коридоры и лестницы. — Двери дрожат, вот-вот не выдержат. Пол на верхнем этаже трещинами пошел.

— Всего-то? Никто даже наружу не выбрался, а у тебя такое лицо, будто полдома разнесено.

— Простите, госпожа. Домоуправитель послал за господином Тилани и за вашим учителем.

— А вот это уже хуже! Давно?

— Три четверти часа назад.

— О, боюсь, нам надо торопиться, — она остановилась перед крепкой, окованной железом дверью. Защитные чары на ней проявились и тревожно подрагивали, будто рябь шла по воде. Слуга, низко поклонившись, спешно отошел подальше, справедливо опасаясь, что его может задеть. — Дориан, вы готовы?

— Надеюсь, что да, — кивнул Дориан. — Вы открываете, я развеиваю чары — а там посмотрим.

Предосторожность оказалась не лишней — как только Мэйварис распахнула двери, их тут же атаковал... стол. Заклинание настигло его в прыжке, и эта громада из прочного дуба тяжело рухнула на пол, частично блокируя проход и давя собой целую вереницу шустрых колбочек, на свою беду решивших пролететь мимо. Мэйварис лихо перескочила через препятствие и бесстрашно ринулась в неравный бой с лабораторной утварью.

Это было бы даже смешно, подумал Дориан, запирая за собой дверь и уворачиваясь от атаковавшей его метлы, если бы не грозило серьезными неприятностями в будущем. Похоже, Мэйварис по неосторожности выпустила в мир достаточно духов — слабых, в сущности, но опасных количеством. Сейчас им просто повезло, что охранные чары на этой лаборатории достаточно сильны, и беспорядок удалось локализовать. А вырвись они на свободу — и весь дом, а то и квартал сейчас бы бесновался так же. И надо ли говорить, что в высших кругах таких просчетов не прощают?

В лаборатории царил настоящий бардак. Все, что было не закреплено, носилось по комнате, все, что было — открепилось и носилось тоже. Мебель настойчиво таранила стены, колбы с химикатами, словно сговорившись, смешивали друг в дружке явно опасные составы — результатом одного из их взрывных экспериментов и стала трещина на потолке. Книги и журналы носились под потолком, выделывая замысловатые фигуры и забрасывая все вокруг страницами.

Мэйварис, заклинанием располовинив напавший на нее стул, попыталась создать достаточно мощное заклинание развеивания, чтобы захватить хотя бы половину комнаты, но догадливые вещи, конечно же, не дали ей этого сделать. Колба, хищно спикировав сверху, чуть не залила ее кислотой. Дориан поспешил на выручку даме, но его облепило ворохом страниц. С трудом поборов панический позыв поразмахивать руками и пообдирать надоедливые, лезущие в нос и уши листки, он сосредоточился и высвободил силу одного из амулетов. Бумага облетела с него, как листва с вмиг иссохшего дерева.

— Я их задержу! — крикнул он Мэйварис. — А ты постарайся охватить всю лабораторию!

Мэйварис кивнула и закрыла глаза. Потрясающее доверие. Осталось только оправдать.

Дориан отбросил нацелившийся на Мэйварис стол и поставил, наконец, защитный купол. Наблюдая за яростно бьющимся в полупрозрачную стену столом, он усмехнулся про себя — ничего, скоро ты станешь куда смирнее!

А потом Дориан заметил слабый отблеск на этой же самой стене. Пытаясь защитить шею, он едва успел поднять руку — как в нее впился острый осколок от разбитой пробирки. Барьер слетел, и стол с победным скрежетом ринулся в образовавшуюся в защите брешь — прямо на Мэйварис.

— Мэй! — крикнул Дориан, но та, вместо того, чтобы уйти в сторону, оттолкнулась рукой от столешницы и запрыгнула на стол сверху. Губы ее не перестали шевелиться ни на миг. Окрыленный успехом, стол, как иная сноровистая кобылка, заскакал по комнате — каким чудом Мэйварис удалось удержаться на нем, осталось для Дориана полнейшей загадкой. Не глядя, он выдернул из руки осколок и бросился следом.

Стол взбрыкнул и все-таки сбросил с себя наездницу, наплевав на осторожность, Мэйварис раскинула руки в полете, творя завершающий жест. Дориан едва-едва успел подхватить ее — ну как подхватить, она врезалась в него на лету и они оба повалились на пол.

Со стуком и звоном на пол попадали вещи. А потом в лаборатории наступила благословенная тишина.

— Получилось, — счастливо выдохнула Мэйварис, приподнимаясь на руках и сползая на пол.

— О да-а, — вторил ей Дориан, мужественно не признаваясь, что дама оказалась несколько тяжелее, чем он предполагал, и порядком отдавила ему половину тела при падении. — Но не думаю, что я рискнул бы это повторить.

Мэйварис рассмеялась, а потом ей на голову, тихо шурша, спланировал лист бумаги.

— Что-то важное? — Дориан снял его и покрутил. Красивый почерк, и написаны отнюдь не глупости.

— Мои записи, — огорченно вздохнула Мэйварис. — Теперь придется восстанавливать... Но я вижу дела и поважнее.

— Пустяки, я са... — Дориан попытался было спрятать раненую ладонь, но потерпел неудачу. Мэйварис проворно цапнула его за руку и одним своим видом объяснила, что возражений не потерпит.

— Хорошенькое дельце — сманила наследника Павусов из дома, оставила голодным, а теперь еще и покалечила, — магия исцеления, похоже, давалась Мэйварис хорошо — глубокая рана затягивалась на удивление быстро. — И к тому же испортила одежду нам обоим. Это провал.

— Если мне дозволено будет выступить в вашу защиту, миледи Мэйварис...

— Просто Мэй, — ответила она. — Пожалуй, после всего случившегося мы можем — просто обязаны позволить себе такую вольность, — и лукаво подмигнула. — К тому же... кажется, мы уже перешли на ты.

— И я задолжал тебе обед, — отбросив ненужные формальности, улыбнулся Дориан. — Кстати, должен признаться, я неплохо провел время. По крайней мере, это было самое оригинальное сватовство в моей жизни.

— В моей тоже, — улыбнулась Мэйварис в ответ.



Домой Дориан крался, словно вор. Он надеялся отложить объяснения хотя бы до того момента, как переоденется, тем самым избежав порядочной их части. К сожалению, его чаяниям не суждено было сбыться.

— Дориан Павус, — Дориан, поняв, что его раскрыли, обреченно повернулся. Поодаль, скрестив руки, стоял отец, наверняка специально поджидая блудного сына для, конечно же, серьезного разговора — и, надо полагать, порядком потрепанный отпрыск, весь в пыли, саже и даже крови, не прибавил ему благодушности. — Как это понимать?

— Я все объясню, — Дориан сделал серьезное лицо. — Но позже.

— Я думал, что вырастил взрослого и ответственного человека, хозяина своего слова — но теперь я вижу, что ошибался. Где ты был и почему сбежал, даже не дождавшись начала обеда? Так позорно...

— Я помогал миледи Мэйварис в одной ее деликатной проблеме. Но не беспокойся, я пригласил ее на обед, на завтра. Она замечательная. Жду не дождусь нашей новой встречи. А теперь прошу прощения, мне нужно привести себя в порядок.

И оставив отца переваривать сей шквал неожиданных известий, Дориан, довольный блестящей тактической победой, отправился к себе.

Он же обещал родителям не отказываться от новой кандидатки сгоряча — и он сдержал обещание. Обеду — быть. А дальше — жизнь покажет.



На самом деле, обеду они уделили ровно столько времени, сколько нужно, чтобы следовать приличиям — Дориан всячески ухаживал за дамой и вообще был очень примерным мальчиком, надо же иногда и родителей радовать — а потом удалились, чтобы вдали от посторонних глаз разобрать, в чем же именно была ошибка. В итоге они спорили до хрипоты и разбрасывания бумажек, а потом сошлись на том, что надо попробовать и так, и так, а эксперимент всех рассудит. На следующий день поставили опыт. Потом еще один. Так и завязалась их дружба. Вне вязнущего в зубах политеса с Мэйварис оказалось очень легко общаться, а еще, несмотря на всю категоричность и градус их споров, они часто подкидывали друг другу стоящие идеи, да и темы интересов в магии у них во многом были схожи. Феликс даже подшучивал на этот счет, говорил, что наконец-то Дориан нашел невесту себе по нраву. Родители тоже были рады и боялись лишний раз спросить что-то, чтобы ненароком не спугнуть «нарождавшееся чувство». На самом деле, никаких чувств, кроме дружеских, Дориан к Мэй не испытывал, но и его, и Мэй, вроде бы нынешнее положение дел устраивало, она тоже не спешила в него влюбляться, так что все шло, как шло.

И неизвестно, сколько бы еще так все и тянулось, если бы однажды...



— При таком типе решетки у тебя все заклинание развалится с основания, как карточный домик.

— Об этом еще достопочтенные магистры Целсус и Пауллус спорили, изведя немало времени и бумаги на труды, и в итоге пришли к...

— К тому, что оттаскали друг друга за бороды и рассорились навек, я помню. А каким образом это относится к нашей схеме?

— Дослушай хотя бы до конца — при определенных условиях эта структура работает, и работает весьма успешно.

— А потом мы меняем вот здесь и вот здесь направляющие линии для стабильности — и получаем неприличное слово на древнеэльфийском. Все, что ты вызовешь этим заклинанием — так это только смех.

— Нет, ты просто невозможна! Направляющие здесь менять и не нужно, весь смысл в их непостоянстве, миражная структура работает, просто перестань меня высмеивать и послушай, наконец!.. — и тут Дориан опомнился, заметив, что в пылу спора чересчур увлекся и теперь обвиняюще тычет Мэй пальцем в грудь. И корсаж отчетливо проминается под его пальцем. Дориан так растерялся, что на автомате еще раз ткнул пальцем, просто проверяя — а не показалось ли ему? Не показалось.

Теперь опомнилась уже Мэй. Она шлепнула его по руке и вскочила, моментально покраснев.

— Это... это просто возмутительно! — выпалила она. — Даже гном будет воспитаннее тебя!

И она сбежала, даже не дав Дориану извиниться. Впрочем, сам Дориан был так удивлен, что вряд ли нашел бы тогда нужные слова.



Остаток дня он проходил, как в тумане, размышляя о произошедшем. Здесь определенно было, о чем подумать! Например о том, как он не заметил ничего раньше. То ли какие-то специальные чары, то ли он просто слепой идиот, но не замечал же! И о том, о чем думали родители, и знали ли они? Вероятно, знали, потому и делали такие кислые лица. Но жертву с их стороны он оценил, это было даже посерьезней, чем мезальянс, о котором он сначала подумал. И, главное, что теперь делать?

С досадой поняв, что уже почти четверть часа представляет, как Мэй выглядит без макияжа, Дориан понял, что для начала стоит хотя бы извиниться.



Купив целую карету белоснежных цветов, Дориан на следующий же день поехал извиняться. Однако Мэйварис была не одна. Пришлось раскланиваться еще и с незнакомым рыжим гномом.

— Милорд Дориан Павус, — представила их друг другу немного бледная Мэй. — Мастер Торольд Тетрас.

— Очень приятно, — ответили оба.

— Мастер Торольд долгое время просит моей руки, — прямая, будто собственный посох проглотила, Мэй отвела глаза. — И сегодня я ответила ему согласием.

— О, искренне за вас рад! — ответил Дориан. — Миледи Мэйварис, вчера я был чересчур груб с вами и хотел бы принести извинения за это.

— Я не держу на вас зла, милорд, — церемонно кивнула Мэйварис.

— Благодарю, — Дориан сделал знак слугам, чтобы внесли цветы. — А это подарок в честь вашей помолвки. Еще раз примите мои поздравления... Не смею больше вас отвлекать, всего доброго.

— До свидания, милорд.

Гном, добродушно, но внимательно наблюдавший за Дорианом все это время, все так же был скуп на слова, коротко попрощавшись.

И Дориан ушел, так и не решив, как ему стоит ко всему этому относиться. Слишком внезапно все произошло, он даже немного растерялся. Наверное, оно и к лучшему.

Только его почему-то все никак не оставляло чувство, будто они оба они совершили ошибку, и теперь ее уже не поправить.



@темы: фанфик, творчество, йумор, думка в квадрате, Dragon Age