13:55 

«Курс молодого раба»

Чертенок *номер* 13
Ведерко электрических угрей
День Дурака. Профессиональный праздник, чо Х)))
Посему достаю из анналов заначку.
Писалось оно на конкурс, но как всегда в последний момент, кое-что пришлось подсократить, кое-что выбросить, в общем - все как всегда :duma: Доделать бы надо, но не хочется :budo:
Внезапный челлендж по исполнению - довольно неудобная тема, это как ходить по краю пропасти, тут еще попробуй взять и не свалиться в... ну вы поняли. Но все-таки я не могла взять и не написать, еще с первого разговора на тему рабства. Х)))

Название: Курс молодого раба
Автор: Чертенок *номер* 13
Размер: мини (3175 слов)
Пейринг/Персонажи: fem!Лавеллан , Дориан, Железный Бык, остальные сопартийцы
Категория: джен, преслэш :eyebrow:
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Никогда не стоит спорить с долийцами на предмет рабства, ведь дикие эльфы такие дикие. А если все-таки поспорили – ни в коем случае не садитесь играть с ними в карты. Они могут и выиграть…
Примечание: написано на конкурс «Тедас, любовь моя»
Размещение:с разрешения автора

Азартные игры – зло. Еще и грех, если верить настойчивым проповедям жрецов, но, как водится, чем не греховней, тем привлекательней. И увлекательней.

Именно поэтому в качестве наведения мостов Дориан предложил леди-Инквизитору партию в алмазный ромб, мотивировав это тем, что в Тевинтере в него играют немного по-другому. Ведь что, как не хорошие игра и выпивка, раскрепощают и располагают к общению? А после того, как он умудрился нечаянно поссориться с самой Вестницей Андрасте, пытаясь изложить ей тевинтерскую точку зрения на рабство, расположение бы ему точно не помешало.

Результат превзошел все ожидания: Вестница, как любопытное дитя лесов, наживку заглотила сразу же и с легкостью втянулась в целый карточный турнир. Играла она, надо сказать, из рук вон плохо - а алкоголь скорее разбавлял, нежели добавлял ей искусности - но зато с лихвой компенсировала неумение азартом. Тут бы лишить ее пары медяков и на том остановиться, но Дориан тоже был натурой увлекающейся, а потому опомнился только когда лишил Эллану не только денег, но еще и большей части одежды.

- Может быть, на этом и остановимся? – пошел на попятную Дориан, понимая, что еще немного, и вместо примирения Инквизитора попросту опозорит. – Время позднее…

- Ни за что! – возмутилась Эллана. – Инквизиция никогда не отступает! Победа или это… смерть, вот!
- Да-да-да, конечно. Но так как я тоже смею относить себя к Инквизиции, то можно считать, что, в конечном счете, мы победили, - и, если совсем уж честно, Дориан нервничал еще по одной причине. Ему ни разу не удалось поймать ушлого эльфа с поличным, но, по ощущениям, Солас уже с полчаса как прожигал в нем дырку взглядом. Кажется, моральный облик леди-Инквизитора беспокоил не только одного Дориана. А кое-кого беспокоил отнюдь не моральный облик.

- Э-эй, усатый, не смей спрыгивать! – приложил из своего угла Железный Бык. - Я здесь уже битый час сижу, чтобы полюбоваться на сиськи нашего дорогого Инквизитора – не вздумай лишить меня этого удовольствия!

- Хочешь полюбоваться – приди и возьми! – фыркнула Эллана. – В смысле, выиграй!

- Не больно-то честно – вдвоем на одного. Хотя и быстрее будет, признаю.

- Это да… - Эллана поболтала остатками эля в кружке. – О, Солас! Хочешь с нами?

- Это ты сейчас погорячилась, - хохотнул Бык. – Он в твоем заголении не меньше моего заинтересован – готов поклясться, он этот свой свиток уже второй раз перечитывает.

- Кажется, общие правила игры я уловил, - если Солас и собирался отказаться, то не после такого выпада. Вместо этого он выдвинул свободный стул и сел напротив Элланы. – Посмотрим, правильно ли.

- Ладно, ребята, - присоединился к ним Бык. – Посмотрим, насколько велико ваше эльфийское величие.

Первую же партию эльфы проиграли начисто. Солас невозмутимо снял и положил рядом с собой на стол пояс, Эллана поерзала немного на стуле и добавила к внушительной горке одежды совсем уж деликатную часть дамского гардероба. Такими темпами, следующая игра станет для них последней, если только Эллана не прятала под легкой нижней рубашкой пару кольчуг. Она тоже это смекнула и с сожалением сказала.

- Нет, так дело не пойдет. Веселье закончится слишком быстро! Посему высочайшим инквизиторшьим повелением я повышаю ставки! Три кона на желание!

- Люблю азартных женщин! – не остался в долгу Бык. – Но лучше бы тебе выиграть, а то фантазия у меня богатая…

Дориан еще подумал, что, будь Солас менее сдержан, в этот день они бы все облагородили свой матерный не одним красивым эльфийским загибом…

А потом они с Быком начали проигрывать.

Неумолимо и бесповоротно. Проклятый эльф не дал им ни единого шанса отыграться!

Так что вскоре именно Эллана потирала ручки в предвкушении, а Дориан покорно готовился скакать вокруг стола, реветь галлой или на что там еще хватало пьяной долийской фантазии.

- Итак! – Солас сказал, что его это все не интересует, так что желание Эллана загадывала сама. – Все просто. Ты будешь его рабом ровно один день.

- Кто, я? – на всякий случай уточнил Дориан, очень сильно надеясь, что ему показалось. Не могла же Эллана и правда отдать его на растерзание кунари…

- Ага, - с невиннейшим видом покивала та. – Но ты не беспокойся, он не будет делать с тобой никаких ужасных штук, уж это я прослежу. Подумаешь, рабство. Ты, наверное, привык.

- Вот как, да? – нет, конечно, думать о том, что она забыла тот не очень удачный разговор, когда они немножко повздорили из-за рабства, было бы слишком самонадеянно… но о том, что месть будет настолько низкой, Дориан и подумать не мог!

- Нет, если ты струсил, то, конечно…

- Дориан Павус ничего не боится! – тут же храбро откликнулся он, задетый за живое.

- Тебе нужно быть осмотрительнее, леталлан, - Солас накинул подскочившей Эллане на плечи ее же мантию, как бы ненароком загораживая ее собой от остальных и гася конфликт. – Не все будут так разумны, как Дориан, чтобы по достоинству оценить твое чувство юмора.

- У меня все отлично с осмомтрительстью, - заверила его Эллана, безуспешно пытаясь просунуть руку в рукав. – Хранительница всегда хвалила меня за это… за зоркость, вот.

Алкоголь и азартные игры – зло. Запомнить, записать, выбить на скрижалях памяти.



Утро началось с ведра холодной воды прямо в постель, и то, что Дориан в принципе так рано в жизни не вставал, радужности ситуации не прибавило.

- Подъем, мальчик-колокольчик, ты вынуждаешь хозяина бегать за тобой – нехорошо-о…

Ах да. Карты. Проигрыш. Рабство.

Дориан застонал и инстинктивно вцепился в покидающее его одеяло. Конечно, проиграл. Любой бы проиграл кунари размером со шкаф. Вместо одеяла в ответ прилетела куча видавших виды, пыльных тряпок – конечно же, прямо в лицо.

- Вот это будешь теперь носить.

Вполголоса помянув Быка не слишком куртуазными выражениями – к сожалению, Бык арканум знал и ответил куда более некуртуазно и обидно – Дориан рассмотрел, что же он теперь будет носить. По виду Бык если и не раздел Коула, то точно ограбил – тряпье было из оскорбительно дешевой и грубой ткани, заношенное и латанное-перелатанное совершенно неподходящими по цвету и фактуре заплатками. Впрочем, все лучше, чем огромный кунари, плотоядно разглядывающий твое полуголое тело, так что пришлось одевать то, что есть.

- А пока ты копаешься, цветик… - Бык, явно наслаждаясь происходящим, извлек из-за пояса свиток. – Расписание твоего удивительно познавательного дня! – развернул его. Длина показалась Дориану удручающей. – У нас на сегодня богатая программа, поверь мне на слово.

- Это безумие, - не оставил ситуацию без комментария Дориан.

- Это Инквизиция, - парировал Бык. – Умей получать удовольствие даже от проигрыша.

- Ты тоже проиграл.

- И смиренно соблюдаю все указания. Давай, шевели булками, плохой раб. Э-э-э нет, вот так дело не пойдет. Ты же не на балу в своем Минратоусе! Где твоя подобострастность и забитость? Глаза в пол и сгорбись как-то поубедительнее, что ли.

Вообще-то следовало оскорбиться, возмутиться, вспылить и дальше по сценарию – и Дориан так и собирался поступить… но почему-то перехотелось. Бык умел быть убедительным, когда хотел, а сейчас даже умудрился пощадить задетую гордость: мы же с тобой знаем, что это все причуды командира, и мы оба жертвы, так что просто красиво отыграем поставленный сценарий и забудем это все, как страшный сон. Не развлекать же дворню некрасивыми сценами, в конце концов. Никто не будет сочувствовать злокозненному тевинтерскому магистру. И ты либо разворачиваешься – и уходишь навсегда, либо обращаешь ситуацию в свою пользу.

- Хочешь, чтобы я звал тебя хозяин?

- Было бы неплохо.



- И для начала, приберись-ка здесь, - Дориан, почесав украдкой бок – из-за его «новой одежды» все тело зудело невыносимо – и печально осмотрел комнату, принадлежавшую, судя по устрашающего вида топору, небрежно прислоненному к спинке кровати, самому Быку. То ли «хозяин» так тщательно подготовился, то ли, что вернее, это было ее обычное состояние – но выглядела она крайне удручающе. Толстый слой грязи с соломой на полу, в беспорядке разбросанные трофеи вперемешку с вчерашними объедками, все обильно присыпано пылью и трухой с потолка… Работы предстояло много.

- Да так, чтоб все блестело, - припечатал Бык. – И никакой магии, чародейчик. Рабы не колдуют. Узнаю – выпорю.

Дориану удалось раздобыть у слуг ведро воды – жутко холодной! – и тряпку. Подавив невольный порыв подогреть воду заклинанием, а то и вовсе призвать духа – так просто он сдаваться вовсе не собирался! – Дориан наметил план будущей уборки. На то, чтобы сначала разделить ценности и мусор, стереть пыль с мебели и только в самом конце взяться за полы, его тактического гения хватило. А вот с остальным возникли проблемы.

Дориан, осторожно держа тряпку за кончик, вяло помакал ее в ведре, и от души шлепнул на стол. Во все стороны тут же брызнула вода, попытки повозить тряпкой по поверхности сделали только хуже. Дориана всегда называли способным учеником, поэтому даже сейчас, в такой непростой ситуации, он сообразил, что стоит удалять излишки воды заранее. Правда, попытки осторожно помять тряпку руками принесли не совсем тот результат, на который он надеялся.

Скрипнула дверь. Дориан на мгновение замер, но потом понял, что для Быка посетитель слишком тихо передвигается, а потому намеренно отвернулся и сделал вид, что очень занят уборкой.

Эллана тихо кашлянула.

- Я это… немного переборщила вчера, - виновато сказала она.

- О, что ты, в самый раз! – Дориан отозвался немного резче, чем хотел. Руки от холода почти онемели, и, к тому же, он умудрился порядком промокнуть за такой короткий срок. – Я тут уже и до бодрящих водных процедур добрался.

- Знаешь, совсем необязательно все это продолжать, - Эллана присела на краешек стола и мягко отобрала у Дориана тряпку. Потом вернулась к ведру, сложила ее втрое, аккуратно выжала и протянула обратно. – Хватит только одного твоего слова…

- Конечно, магистры славятся своим вероломством и ветреностью, но я стараюсь не поддерживать стереотипы. По крайней мере, той части, что касается вероломства. Как я могу отказаться, это же дело чести. Да и не в тех я правах…

- Воля твоя, - понуро пожала плечами Эллана. - И лучше сначала сходи за метлой, прежде чем мыть полы – так будет проще. Держать ее надо за голый конец, а прутьями мести, - совершенно серьезно добавила она и вышла.

Дориан в сердцах швырнул тряпку на стол. Намеков, похоже, дитя лесов тоже не понимало.

Зато она сама принесла метлу. И даже показала, как ей пользоваться. Остаток утра они провели вместе, приводя комнату в порядок и даже, вроде как, немного поладив на почве солидарности к тому, что нельзя быть такой свиньей, даже если ты Бык. Эллана едва-едва успела сбежать на чердак к Коулу, прежде чем вернулся «хозяин» и выдал новое задание.



Обед, на котором Дориан должен был прислуживать Быку, определенно удался. Ради всего этого даже стоило сыграть покорного раба! И, по крайней мере, в этой работе не было ничего сложного.

На самом деле, все отреагировали по-разному. Над обеденным столом стояла зловещая тишина. Лелиане явно было все равно, Каллен осуждал про себя, Кассандра была не столь тактична, и ее грозное сопение можно было расслышать, пожалуй, даже в кухне. По Жозефине, конечно же, нельзя было сказать, о чем она думает. Блэкволл просто ел, и вряд ли его интересовало что-то, кроме доброго обеда. Солас сохранял привычную невозмутимость. Вивьен благосклонно улыбнулась и попросила долить ей вина. Сэра откровенно наслаждалась происходящим.

- Кхм, ну… - неуверенно начал Варрик. – А неплохо в последний раз вышло, а? Я уж думал эти мертвяки никогда не кончатся.

- Я еще понять никак не могла, где чужие, а где - вот этого, - фыркнула Сэра и подставила подножку проходящему мимо с подносом Дориану. И почти удачно, между прочим! Дориан едва-едва успел поймать себя за язык, чтобы не сболтнуть лишнего. Глаза в пол и скромный вид, глаза в пол и скромный вид. Достойно ответить можно будет и позже.

- Наши бежали в другую сторону, Сэра, - Бык пододвинул кружку, Дориан послушно наполнил ее до краев и, поставив кувшин на стол, встал за плечом у Быка, состроив самую подобострастную из рож, какая только имелась в его арсенале. – И ты чуть не разлила отличное пойло – не надо так больше.

- Надо было тебя мне отдать, - подмигнула Сэра Дориану. – Уж я бы нашла тебе применение!

Кассандра так жахнула кружкой о стол, что даже Бык, собравшийся ответить, промолчал.

- Что-то у меня аппетит пропал, - буркнула она и, с душераздирающим скрежетом отодвинув массивный стул, вышла.

- Обслужи Инквизитора, что ты как неродной, - шепнул Бык Дориану. – Начальство все-таки.

Эллана ковырялась в тарелке с таким видом, будто искала там венатори. Дориан решил держать руки подальше от стола – на всякий случай.

- Миледи Инквизитор, - Дориан изящным жестом подлил ей вина. – Не может ли смиренный раб порадовать вас чем-то особенным?

- Ты сам-то хоть ел? – не поднимая глаз, тихо спросила она.

- Не смог, - ответил Дориан, и даже при этом не слукавил. Ту бурду, которой ему отсыпали на кухне по приказу Быка, он бы за все сокровища мира в рот не взял. Лучше уж поголодает денек – полезней для фигуры.

- Дориан…

- На нас люди смотрят, миледи Инквизитор, - и Дориан вернулся на свое место.

Хоть что-то хорошее было во всей этой затее!



- Конюшни, - Бык с видимым удовольствием потянулся и подставил лицо солнышку. – Вам-то в Тевинтере не привыкать в дерьме ковыряться.

- Очень дельное замечание, я запомню, - вежливо отозвался Дориан.

- А ну цыц! И глаза в пол, плохой раб. Выпороть бы тебя… но этим мы позже займемся. И не забудь лошадям воды натаскать.

Дориан тяжело вздохнул – дома лошадьми всегда занимались слуги.

- Эй, тевинтерец! – окликнул его Блэкволл, который давно облюбовал и обжил конюшни. – Думаю, это тебе понадобится.

Кажется, орудие, которое он держал в руках, называлось вилами. На том познания Дориана и исчерпывались.

- Сразу видно, что ты новенький, - вздохнул Блэкволл. – Кто еще возьмется играть с Соласом в карты? Он же никогда не проигрывает.

- Прямо-таки никогда?

- Только если хочет проиграть. Но тебе это не светит. А знаешь что? – Блэкволл в задумчивости почесал бороду. – Пожалуй, в этот раз я тебе помогу. Сам оказывался в такой ситуации. Ну, не совсем в такой, - пояснил он в ответ на недоумевающий взгляд. – Но проигрываться в хлам приходилось. Может, и ты потом мне когда поможешь.

Так, Дориан узнал, что такое вилы, коромысло и колодец.



В этот раз Дориан решил рискнуть и «срезал» путь через круглую комнату. В скудном свете светильников он не сразу разглядел Соласа. Эльф стоял на дощатом помосте, широкими мазками нанося на сырую глину белую краску.

- Никогда не проигрываешь, значит? – скрестил руки на груди Дориан, совершенно не смущаясь того, что смотрит на собеседника снизу вверх. Смущение вообще никогда не было его сильной стороной.

Солас обернулся.

- Да, иногда так говорят.

- Тебе не кажется, что несколько нечестно в таком случае вообще с кем-то играть?

- Должен же кто-то был закончить этот фарс, - пожал плечами Солас.

- И это не было тайным сговором или эдакой тонкой эльфийской местью? – все-таки спросил Дориан.

- Скорее чередой необдуманных поступков, - Солас присел и помешал краску. – В конце концов, ты сам заложил эту идею ей в голову, не забывай. Так почему удивляешься, что, в итоге, она к тебе вернулась?

Да, вот с этим сложно было поспорить, как бы ни хотелось.

- А ведь я прикрывал тебе спину в бою! – зачем-то в сердцах сообщил Дориан, прежде чем уйти.

- Не забывай о притираниях.

- Что? – удивленно обернулся он.

- Не забывай о притираниях, - повторил Солас и вернулся к рисованию.



Дориан потом не раз удивлялся, как он вообще дожил до вечера. Все тело болело и чесалось, на руках, непривычных к тяжелой работе, вспухли мозоли, смердело от него чудовищно, но все это перекрывало чувство дикого голода, ведь с утра у него не было во рту ни крошки. Даже на кухне не удалось перехватить кусок хлеба – не объедки же хозяйские глодать. И тут еще Бык плюхнулся на кровать и, развернув злосчастный свиток, произнес:

- Не могу сказать, что от тебя была хоть какая-то польза… Раб по хозяйству из тебя получился никудышный, к тяжелой работе ты не приучен, за столом вот только более-менее сносно прислуживаешь. Так, что тут мы еще не пробовали… Ах да. Обязанности постельного раба.

- Что? – не поверил Дориан, разом позабыв и о боли, и о голоде.

- У тебя никогда не было раба для постельных увеселений? – удивился Бык. – Ладно, так уж и быть, объясню, что от тебя требуется. Раздевайся.

- Но-но-но… Не может быть, чтобы Инквизитор это утвердила!

Бык протянул ему свиток. Даже при очень придирчивом изучении было понятно, что последний пункт не дописывали в последний момент, подпись и печать Инквизиции тоже были очень даже подлинными.

- Это какая-то ошибка…

- Все так говорят, - ухмыльнулся Бык.

- П-подожди, я знаю, как это делается – сначала я должен привести себя в надлежащий вид. Вымыться в розовой воде, причесаться там, все такое. Я же весь в навозе и воняю, как целая конюшня!

- Это тевинтерские господа привередливы, а я не придирчив, - ухмыльнулся Бык. – Я – парень простой, мне ты и таким сойдешь.

И он похлопал рядом с собой по кровати.

- Дай хоть обмыться, - кисло улыбнулся Дориан. – И позаботиться об этих… притираниях, – как знал, остроухий!

Он только надеялся, что его тактические отступление было не слишком похоже на бегство. А вот издевательский хохот Быка за закрытой дверью ему точно не примерещился!

В любом случае, Скайхолд большой – до конца дня тут есть, где спря… провести время.



Когда все это безумие, наконец, закончилось, горячая ванна показалась Дориану божьим благословением. Идти куда-то и искать себе пропитание было настолько лениво, что он решил просто лечь спать. Даже на сбитые в кровь за день руки смотрел с ленцой, решая, то ли сейчас попробовать исцелиться, то ли пусть их.

Эллана деликатно постучала в двери, прежде чем войти.

- Я жив и здоров, - улыбнулся ей Дориан. – Даже несмотря на то, что ты отдала меня в рабство огромному кунари. Надеюсь, ты не слишком расстроилась?

Вместо ответа Эллана молча прошла и села рядом. Взяла его за руки.

- Знаешь, если бы я действительно хотела тебя наказать… Митал-Заступница, какие нежные руки!

- Ну, были, - ответил Дориан, разглядывая свежие мозоли. Теперь он тоже заметил, что ладони долийки, несмотря на внешнюю хрупкость, были куда грубее и привычней к тяжелой работе. А он еще хотел найти с ней общий язык, глупец.

- Прости, - Эллана сосредоточилась на заклинании, Дориан с облегчением почувствовал покалывание целебной магии, зачесались ранки, заживая на глазах. – Так вот, если бы я действительно хотела тебя наказать, то отдала бы в услужение Сэре. Знаешь, а ей понравилась эта идея. Она хотела определить тебя в разведение, сделать личным подтиральщиком, а еще…

- Не продолжай, я понял, - мысленно содрогнулся Дориан. - Признаться честно, я бы не справился без вашей помощи, - подумав, добавил он.

- Ну, для того ведь и нужны друзья, правда? – подмигнула ему Эллана.

- Точно, - улыбнулся Дориан. И с этим ему совершенно не хотелось спорить.

Эллана задумчиво прикусила губу, но потом все же спросила:

- Он не причинил тебе вреда?

- Ну, честно говоря, последний пункт… был немного слишком.

Круглые, испуганные глаза Элланы послужили хоть каким-то утешением его покалеченной гордости. Она прямо подпрыгнула на месте.

- Я… мы же договорились, что это только для виду, чтобы попугать! Ну я его сейчас…

- Ладно-ладно, я пошутил, - махнул рукой Дориан. А то как бы после разноса от леди-Инквизитора Быку не пришло в голову воплотить последний пункт на самом деле. Потом не выдержал и расхохотался. – Видела бы ты свое лицо!

- Очень смешно.

- Знаешь, продать тевинтерца в рабство кунари – тоже не то, чтобы забавная шутка.

- Как и объяснять долийке, что эльфам нравится у вас в рабстве, - о нет-нет, только не опять. Зря он, что ли, пережил этот ужасный день?

- Что ж, мы с тобой стоим друг друга, - примирительно поднял ладони вверх Дориан. – Знаешь, что в таких случаях говорил нам с Феликсом мастер Алексиус?

- Что-то пафосное и нравоучительное, прямо как моя хранительница?

- Почти. Два дебила – это сила.

Эллана, совершенно не стесняясь, расхохоталась.

- Прямо в точку!

@темы: Dragon Age, думка в квадрате, творчество, фанфик

URL
Комментарии
2015-04-01 в 14:14 

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
Солас прямо такой Солас))

2015-04-01 в 14:25 

Achenne
пунктуация искажает духовность
прелестно) бедный Дориан)

2015-04-02 в 13:40 

Чертенок *номер* 13
Ведерко электрических угрей
Ораи, Солас прямо такой Солас))

А то! :evil:
Надо бы про него тоже фик написать, горит же, но никак руки не доходят... :duma:

Achenne, прелестно) бедный Дориан)

А чо он? :gigi: Это только Дориан умеет исключительно из лучших побуждений разосраться с собеседником в хлам и даже этого не понять :lol: :vict:

URL
   

Чертенкин овражек

главная